Как потерять все и построить
еще больше. О раскрытии стиля, шопоголиках и доверии к миру
Сегодня мы поговорим о том, что такое настоящий стиль
и почему он никак не связан с модой.
Лейсан рассказала, как не потерять себя в навязанных обществом установках и о том, как одежда может дать подсказку о состоянии человека.
Лейсан Усманова — основатель школы стиля
и психологии Ustyle School, стилист, психолог, коуч, предприниматель, адепт медленной моды.
наставник помогающих экспертов, основатель школы стиля и психологии, коуч, предприниматель.
наставник помогающих экспертов, основатель школы стиля и психологии, коуч,предприниматель.
Лейсан рассказала, как не потерять себя в навязанных обществом установках
и о том, как одежда может дать подсказку о состоянии человека.
Сегодня мы поговорим о том, что такое настоящий стиль и почему он никак
не связан с модой.
наставник помогающих экспертов, основатель школы стиля и психологии, коуч, предприниматель.
наставник помогающих экспертов, основатель школы стиля
и психологии, коуч, предприниматель.
как потерять все и построить еще больше. О раскрытии стиля, массовом потреблении и доверии к миру.
Лейсан Усманова — основатель школы стиля и психологии Ustyle School, стилист, психолог, коуч, предприниматель, адепт медленной моды
Лейсан Усманова
основатель школы стиля
и психологии Ustyle School, стилист, психолог, коуч, предприниматель, адепт медленной моды
Как потерять все и построить еще больше.
О раскрытии стиля, борьбе
с захламлением/массовом потреблении
и доверии к миру
как потерять все и построить
еще больше. О раскрытии стиля, массовом потреблении
и доверии к миру.
Лейсан Усманова — основатель школы стиля и психологии Ustyle School, стилист, психолог, коуч, предприниматель, адепт медленной моды.
Сегодня мы поговорим о том, что такое настоящий стиль и почему он никак не связан с модой.
Лейсан рассказала, как не потерять себя
в навязанных обществом установках и о том,
как одежда может дать подсказку
о состоянии человека.
Привет!
Привет, Лейсан! Рада тебя видеть!
Знаешь, не было никакого понимания сначала. Когда я начинала этим заниматься,
это не считалось профессией. Это было чем угодно — баловством, тряпочками, —
но не профессией. Пока не произошел переломный момент в моей жизни. (В прошлом Лейсан училась на химика и работала с химическими шампунями на автомойке. — прим. авт.)

В один момент, когда я стояла на автомойке в грязной промзоне, я будто увидела себя
со стороны. Работники неправильно замешали раствор, а я стояла и орала на них трехэтажным матом. В тот же день я написала заявление об увольнении — я не хотела прожить свою жизнь вот так. Но как хотела — тоже пока не знала. Самым логичным мне казалось идти туда,
где мне нравится. А мне нравилось создавать красоту — видеть, как люди становятся счастливыми.
Давай начнем с главного — со стилистики. Как и когда
ты пришла к пониманию, что хочешь этим заниматься?
И почему именно одежда?
Не совсем. Я открыла HeadHunter, разослала резюме. Решила — что мне откликнется, туда
и пойду. У меня были навыки визажиста, навыки работы с одеждой, я умела снимать — все это было моим хобби. И меня взяли в наш местный глянцевый журнал «Стольник» в отдел моды. Там я поняла, что мода здесь и мода в целом — совсем разные вещи. У меня появились вопросы, на которые не было ответа в Уфе.
И ты сразу поняла, что будешь стилистом?
В тот же день я написала заявление об увольнении —
я не хотела прожить свою жизнь вот так.
Да, я решила пойти учиться к Гоше (Гоша Карцев — основатель школы стилистов в Москве. — прим.авт.) Я думала, что потом вернусь в Уфу, открою свой шоурум, буду классным стилистом. Но во время обучения меня позвали на стажировку в «Модный приговор», в глянцевый журнал Tatler.
И ты отправилась искать ответы? Что было дальше?
И я подумала: «Окей, останусь до конца лета».
Мне нечего было терять.
Страшно было жутко! Но интереса
и любопытства было больше.
Я понимала, что назад вернуться не могу —
То есть тебе не было страшно?
Мое детское любопытство. Оно везде шло впереди меня. И еще у меня был классный бонус — я никого не знала. Когда я разговаривала с кем-то, мне потом говорили: «Ты что! Ты вообще знаешь, кто это такой?»
А я не знала! Так я познакомилась с Сергеем Шановичем (креативный директор проектов
«Танцы на ТНТ», «Песни на ТНТ», основатель студии SHANDESIGN, продюсер, режиссер. — прим. авт.) Он говорит:
«Мы запускаем проект на ТНТ, приходи. Умеешь подбирать вещи?».
А я ему: «Все могу, все умею, все сделаю!». Сама потом сижу и думаю: «Я же ничего
не знаю, что я там делать-то буду?» А в итоге
я отработала почти девять месяцев.
А что тебе помогало идти вперед, когда было страшно?
с чем я вернусь? куда я вернусь? Там ничего нет.
Привет, Лейсан! Рада тебя видеть!
Страшно было жутко! Но интереса
и любопытства было больше.
Я понимала, что назад вернуться не могу —
То есть тебе не было страшно?
И я подумала: «Окей, останусь до конца лета». Мне нечего было терять.
Мое детское любопытство. Оно везде шло впереди меня. И еще у меня был классный бонус —
я никого не знала. Когда я разговаривала
с кем-то, мне потом говорили: «Ты что!
Ты вообще знаешь, кто это такой?»
А я не знала! Так я познакомилась с Сергеем Шановичем (креативный директор проектов
«Танцы на ТНТ», «Песни на ТНТ», основатель студии SHANDESIGN, продюсер, режиссер. — прим. авт.) Он говорит:
«Мы запускаем проект на ТНТ, приходи. Умеешь подбирать вещи?».
А я ему: «Все могу, все умею, все сделаю!». Сама потом сижу и думаю: «Я же ничего
не знаю, что я там делать-то буду?» А в итоге
я отработала почти девять месяцев
А что тебе помогало идти вперед, когда было страшно?
Привет!
Привет, Лейсан! Рада тебя видеть!
Знаешь, не было никакого понимания сначала. Когда я начинала этим заниматься, это не считалось профессией. Это было
чем угодно — баловством, тряпочками,
— но не профессией. Пока не произошел переломный момент в моей жизни.
(В прошлом Лейсан училась на химика
и работала с химическими шампунями
на автомойке. — прим. авт.)

В один момент, когда я стояла на автомойке в грязной промзоне, я будто увидела себя
со стороны. Работники неправильно замешали раствор, а я стояла и орала
на них трехэтажным матом. В тот же день
я написала заявление об увольнении —
я не хотела прожить свою жизнь вот так.
Но как хотела — тоже пока не знала. Самым логичным мне казалось идти туда,
где мне нравится. А мне нравилось создавать красоту — видеть, как люди становятся счастливыми.
Давай начнем с главного —
со стилистики. Как и когда
ты пришла к пониманию,
что хочешь этим заниматься?
И почему именно одежда?
Не совсем. Я открыла HeadHunter, разослала резюме. Решила — что мне откликнется, туда
и пойду. У меня были навыки визажиста, навыки работы с одеждой, я умела снимать — все это было моим хобби. И меня взяли
в наш местный глянцевый журнал «Стольник» в отдел моды. Там я поняла,
что мода здесь и мода в целом — совсем разные вещи. У меня появились вопросы,
на которые не было ответа в Уфе.
Да, я решила пойти учиться к Гоше (Гоша Карцев — основатель школы стилистов
в Москве. — прим.авт.) Я думала, что потом вернусь в Уфу, открою свой шоурум, буду классным стилистом. Но во время обучения меня позвали на стажировку в «Модный приговор», в глянцевый журнал Tatler.
Страшно было жутко! Но интереса и любопытства было больше.
Я понимала, что назад вернуться не могу —
И ты отправилась искать ответы?
Что было дальше?
То есть тебе не было страшно?
Мое детское любопытство. Оно везде шло впереди меня. И еще у меня был классный бонус —
я никого не знала. Когда я разговаривала с кем-то, мне потом говорили: «Ты что! Ты вообще знаешь, кто это такой?» А я не знала! Так я познакомилась с Сергеем Шановичем (креативный директор проектов «Танцы на ТНТ», «Песни на ТНТ», основатель студии SHANDESIGN, продюсер, режиссер. — прим. авт.) Он говорит: «Мы запускаем проект на ТНТ, приходи. Умеешь подбирать вещи?». А я ему: «Все могу, все умею, все сделаю!». Сама потом сижу
и думаю: «Я же ничего не знаю, что я там делать-то буду?» А в итоге я отработала почти девять месяцев.
А что тебе помогало идти вперед, когда было страшно?
Нет, я не скажу, что у меня какие-то суперспособности. У меня простые родители — я вообще девочка из деревни. В детстве не было какого-то прекрасного окружения, где были бы модные показы и съемки. Не было ютуба, инстаграма, журналов. Наверное, был вкус от папы.
Он творческий человек — у нас дома было принято создавать красоту. Этим мы (моя семья) всегда отличались от того, что есть вокруг.

А талант, даже если он есть, — это всего лишь один процент. Остальное — практика, анализ собственного опыта и труд. Насмотренность тоже важна — когда ты не просто смотришь на картинки, а разбираешь их по деталям.
Так что это очень много труда и работы, глубокого анализа, а еще — быстрое принятие решений.
Тебя замечали на курсе, приглашали на известные проекты. Как ты думаешь, какой-то талант в тебе был заложен изначально? Все твои успехи — благодаря чему?
А талант, даже если он есть, — это всего лишь один процент. Остальное — практика, анализ собственного опыта и труд.
Это случилось в Казани, когда я осталась ни с чем — после того, как у меня отняли мой бизнес. (Лейсан основала бренд экошуб — партнером стала подруга, которая в один день заблокировала доступ к аккаунту бренда. — прим.авт.)

Я поняла, что я опять на голом поле. Не было ни грандиозных связей, ничего. В Казани у меня было лишь несколько знакомых. Зато каких! Рустам Исхаков, Вика Чурсина
и Резеда Шарипова — сильные люди, которые занимаются любимым делом и горят этим.
А как тебе пришла мысль создать школу?
Я чувствовала их веру в меня и поддержку. А когда постепенно пришла в себя, то поняла,
что надо что-то делать. Начала с модных завтраков. На первую встречу пришли три человека, на вторую — пять, потом — двадцать. И людям нравилось, как я легко рассказываю
и объясняю. Потом я запустила первый офлайн-курс. На него тогда пришло девятнадцать человек.
Они помогли тебе встать на ноги?
Да, стиль для себя. А потом я забеременела. Начался жуткий токсикоз, и я поняла, что работать офлайн больше не могу.
Так я перешла в онлайн: начала записывать уроки и собирать группы в Telegram. Если бы ты сейчас увидела эти видеоуроки! (смеется) Как я это записывала вообще — какая там была камера, звук, и я вся такая… беременная! Было смешно)
Это был курс для себя?
Пока еще не для стилистов?
Да! Мне начали писать стилисты — просили взять их ассистентами, чтобы посмотреть,
как я работаю. И я решила сделать вебинар и презентовать свой онлайн-курс для стилистов — на первый поток тогда пришли двадцать восемь человек.

Я безумно благодарна первым трем потокам за то, что доверились и пришли ко мне.
Моя школа существует благодаря их вере в меня.
Но всем нравилось?
Нет, я не скажу, что у меня какие-то суперспособности. У меня простые родители — я вообще девочка из деревни. В детстве
не было какого-то прекрасного окружения, где были бы модные показы и съемки.
Не было ютуба, инстаграма, журналов. Наверное, был вкус от папы. Он творческий человек — у нас дома было принято создавать красоту. Этим мы (моя семья) всегда отличались от того, что есть вокруг.

А талант, даже если он есть, — это всего лишь один процент. Остальное — практика, анализ собственного опыта и труд. Насмотренность тоже важна — когда ты не просто смотришь на картинки, а разбираешь их по деталям.
Так что это очень много труда и работы, глубокого анализа, а еще — быстрое принятие решений.
А талант, даже если он есть, — это всего лишь один процент. Остальное — практика, анализ собственного опыта и труд.
Это случилось в Казани, когда я осталась
ни с чем — после того, как у меня отняли мой бизнес. (Лейсан основала бренд экошуб — партнером стала подруга, которая в один день заблокировала доступ к аккаунту бренда. — прим.авт.)

Я поняла, что я опять на голом поле. Не было ни грандиозных связей, ничего. В Казани
у меня было лишь несколько знакомых.
Зато каких! Рустам Исхаков, Вика Чурсина
и Резеда Шарипова — сильные люди, которые занимаются любимым делом
и горят этим.
А как тебе пришла мысль создать школу?
Я чувствовала их веру в меня и поддержку.
А когда постепенно пришла в себя,
то поняла, что надо что-то делать. Начала
с модных завтраков. На первую встречу пришли три человека, на вторую — пять, потом — двадцать. И людям нравилось,
как я легко рассказываю и объясняю. Потом я запустила первый офлайн-курс. На него тогда пришло девятнадцать человек.
Они помогли тебе встать на ноги?
Да, стиль для себя. А потом я забеременела. Начался жуткий токсикоз, и я поняла,
что работать офлайн больше не могу.
Так я перешла в онлайн: начала записывать уроки и собирать группы в Telegram.
Если бы ты сейчас увидела эти видеоуроки! (смеется) Как я это записывала вообще — какая там была камера, звук, и я вся такая… беременная! Было смешно)
Это был курс для себя?
Пока еще не для стилистов?
Да! Мне начали писать стилисты — просили взять их ассистентами, чтобы посмотреть,
как я работаю. И я решила сделать вебинар
и презентовать свой онлайн-курс для стилистов — на первый поток тогда пришли двадцать восемь человек.

Я безумно благодарна первым трем потокам за то, что доверились и пришли ко мне.
Моя школа существует благодаря их вере
в меня.
Но всем нравилось?
Тебя замечали на курсе,
приглашали на известные проекты. Как ты думаешь,
какой-то талант в тебе был заложен изначально? Все твои успехи — благодаря чему?
Я много раз видела (на том же «Модном приговоре», когда ассистировала стилисту Эвелины Хромченко на съемках), как человека переодевают в красивую картинку. А ему в ней некомфортно, и он потом возвращается к своим старым вещам. Мне всегда хотелось исходить из внутреннего состояния — истинного, не навязанного обществом или потому что так модно.

Моя методика основана на интересе к человеку и его состоянию, на желании помочь раскрыться. Мы раскрываем потенциал. А когда у человека есть потенциал, у него есть энергия — он идет и делает что-то хорошее для мира. Это меня вдохновляет.
Ustyle School — школа стиля и психологии. Расскажи, причем тут стиль и психология? Как ты нашла этот баланс?
Моя методика основана
на интересе к человеку
и его состоянию, на желании помочь раскрыться.
Я изучала психологию, коучинг, философию, читала книги по интерьеру, стилю, познанию себя и личностному росту. И когда настало время разработать эту методику, я обратилась
к стилям, которые известны. Стала их разматывать, смотреть, что в них есть.

В итоге поняла, что многие стили опирались только на внешность, а это мне вообще
не нравилось. Ведь стиль — это в первую очередь человек, и мы в стиль не одеваемся —
мы его проживаем. И если это так, то, помимо внешнего проявления, он должен опираться
на какие-то ценности.

Так я начала анализировать и соединять все между собой. Я начала с себя — что во мне есть?
Во мне есть минимализм. Окей, что еще? Есть творческое начало, творческий дух.
Я раскладывала себя по ценностям, образам. Потом из образов появились фактуры, ткани, аксессуары. Я разбирала знакомых, искала точки соприкосновения каждого стилевого направления, находила подтверждение своей теории в интерьерных стилях. С каждым разом,
с каждым кейсом клиента методика наполнялась тоннами проработанной информации.
Ты разработала методику «Стилевой терапии из 12 стилевых направлений» для своего курса. Расскажи, как она работает?
О чем она?
Да, конечно. У меня была такая история — я искала кольцо с зеленым камнем. Мне оно было жутко нужно, и только потом я поняла, зачем.
Это был период пандемии, было все шатко-валко, и я искала баланс. Зеленый цвет —
это баланс. До мозга не доходит, что надо успокоиться и найти баланс, он занят чем-то другим.
А тело знает и слышит наперед, подсказывает мозгу — вот что мне нужно, посмотри.
Самое интересное, что тело всегда знает больше, чем мы.

Мне кажется, что восемьдесят процентов людей на земле — такие вот «головастики».
Мы сидим в головах, страхах и убеждениях. А одежду выбираем телом — ведь чаще всего
не думаем, что одеваем. И когда ты начинаешь анализировать, что ты носила, например,
за эту неделю, то начинаешь замечать разные периоды: состояние обнуления, страхи, которые проявляются через одежду, настроение. И через одежду мы можем брать подсказки —
чего нам в жизни не хватает.
А у тебя менялся стиль в зависимости от внутреннего состояния?
Это напоминание шопоголику. Я шопоголик, а это — болезнь, такая же, как алкоголизм
и наркомания. Но при этом шопоголизм у нас в стране приветствуется.
Люди тратят огромное количество денег впустую из-за своей болезни. И если наркоманию
и алкоголизм люди осуждают, то про зависимость от покупок все молчат. Весь мир агитирует нас к покупкам: «Купи-купи». А это создает перепотребление, финансовые последствия, захламление, загрязнение планеты. Это важная тема, которую я хочу нести дальше.
Миссия нашей школы звучит так: «Мы улучшаем качество и красоту жизни человека».
А это можно сделать, только потребляя меньшее, но лучшее для себя,
чувствуя себя и проявляясь.
В соцсетях у тебя часто звучит фраза
«Меньшее, но лучшее для себя». О чем она для тебя?
Я много раз видела (на том же «Модном приговоре», когда ассистировала стилисту Эвелины Хромченко на съемках), как человека переодевают в красивую картинку. А ему в ней некомфортно, и он потом возвращается к своим старым вещам.
Мне всегда хотелось исходить из внутреннего состояния — истинного, не навязанного обществом или потому что так модно.

Моя методика основана на интересе
к человеку и его состоянию, на желании помочь раскрыться. Мы раскрываем потенциал. А когда у человека есть потенциал, у него есть энергия — он идет
и делает что-то хорошее для мира. Это меня вдохновляет.
Ustyle School — школа стиля
и психологии. Расскажи,
причем тут стиль и психология?
Как ты нашла этот баланс?
Моя методика основана на интересе
к человеку и его состоянию,
на желании помочь раскрыться.
Я изучала психологию, коучинг, философию, читала книги по интерьеру, стилю, познанию себя и личностному росту. И когда настало время разработать эту методику,
я обратилась к стилям, которые известны. Стала их разматывать, смотреть, что в них есть.

В итоге поняла, что многие стили опирались только на внешность, а это мне вообще
не нравилось. Ведь стиль — это в первую очередь человек, и мы в стиль не одеваемся — мы его проживаем. И если это так, то, помимо внешнего проявления, он должен опираться на какие-то ценности.

Так я начала анализировать и соединять все между собой. Я начала с себя — что во мне есть? Во мне есть минимализм. Окей, что еще? Есть творческое начало, творческий дух. Я раскладывала себя по ценностям, образам. Потом из образов появились фактуры, ткани, аксессуары. Я разбирала знакомых, искала точки соприкосновения каждого стилевого направления, находила подтверждение своей теории в интерьерных стилях. С каждым разом, с каждым кейсом клиента методика наполнялась тоннами проработанной информации
Ты разработала методику «Стилевой терапии из 12 стилевых направлений» для своего курса. Расскажи, как она работает?
О чем она?
Да, конечно. У меня была такая история —
я искала кольцо с зеленым камнем. Мне оно было жутко нужно, и только потом я поняла, зачем. Это был период пандемии, было все шатко-валко, и я искала баланс. Зеленый цвет — это баланс. До мозга не доходит, что надо успокоиться и найти баланс, он занят чем-то другим. А тело знает и слышит наперед, подсказывает мозгу — вот что мне нужно, посмотри. Самое интересное, что тело всегда знает больше, чем мы.

Мне кажется, что восемьдесят процентов людей на земле — такие вот «головастики».
Мы сидим в головах, страхах и убеждениях.
А одежду выбираем телом — ведь чаще всего
не думаем, что одеваем. И когда ты начинаешь анализировать, что ты носила, например, за эту неделю, то начинаешь замечать разные периоды: состояние обнуления, страхи, которые проявляются через одежду, настроение. И через одежду мы можем брать подсказки — чего нам
в жизни не хватает.
А у тебя менялся стиль
в зависимости от внутреннего состояния?
Это напоминание шопоголику. Я шопоголик, а это — болезнь, такая же, как алкоголизм
и наркомания. Но при этом шопоголизм
у нас в стране приветствуется.Люди тратят огромное количество денег впустую из-за своей болезни. И если наркоманию
и алкоголизм люди осуждают, то про зависимость от покупок все молчат. Весь мир агитирует нас к покупкам: «Купи-купи».
А это создает перепотребление, финансовые последствия, захламление, загрязнение планеты. Это важная тема, которую я хочу нести дальше.
Миссия нашей школы звучит так: «Мы улучшаем качество и красоту жизни
человека».А это можно сделать, только потребляя меньшее, но лучшее для себя,
чувствуя себя и проявляясь.
В соцсетях у тебя часто звучит фраза «Меньшее, но лучшее
для себя». О чем она для тебя?
Мы улучшаем качество
и красоту жизни человека
Хороший вопрос, кстати. Вот пусть как раз мне напишут те, кто будут это читать —
почему вы за мной идете? (смеется)

А если серьезно — у меня есть энергия. Ко мне за этим и приходят — подзаряжают свои лампочки и идут дальше. Практики, которые я делала, показывали всегда, что я могу менять людей просто своим присутствием рядом.
И последний вопрос. У тебя уже четырнадцать потоков
студентов. Почему за тобой идут, как думаешь?
Что в тебе есть особенного?
Спасибо!
Лейсан, спасибо тебе за интервью. Думаю, читатели со мной согласятся, если я скажу, что это была очень искренняя
и глубокая беседа. Последний вопрос — что скажешь своим
будущим ученикам?
Я буду рада
Скажу, наверное, так. Если тебе откликается то,
что я говорю, и ты хочешь улучшать качество
и красоту жизни человека, если тебе близка тема минимализма, баланса — приходи.
Мы улучшаем качество
и красоту жизни человека
Хороший вопрос, кстати. Вот пусть как раз мне напишут те, кто будут это читать —
почему вы за мной идете? (смеется)

А если серьезно — у меня есть энергия.
Ко мне за этим и приходят — подзаряжают свои лампочки и идут дальше. Практики, которые я делала, показывали всегда,
что я могу менять людей просто своим присутствием рядом.
И последний вопрос. У тебя уже четырнадцать потоков
студентов. Почему за тобой идут, как думаешь? Что в тебе есть особенного?
Спасибо!
Лейсан, спасибо тебе за интервью. Думаю, читатели со мной согласятся, если я скажу, что это была очень искренняя
и глубокая беседа. Последний вопрос — что скажешь своим
будущим ученикам?
Я буду рада
Скажу, наверное, так. Если тебе откликается то, что я говорю, и ты хочешь улучшать качество и красоту жизни человека, если тебе близка тема минимализма, баланса — приходи.